Олави Пааволайнен / Olavi Paavolainen

(17.09.1903, Кивеннапа — 19.07.1964, Хельсинки) 

Финский писатель и поэт, журналист, автор путевых заметок.

Олави Пааволайнен представляется довольно неординарной личностью на культурном поле Финляндии. Он изображал карельские пейзажи и старые традиции, с другой стороны, он описывал современность и странствовал по миру. В его имидже присутствовали исключительный лоск и элегантность, но и самолюбование Нарцисса. Мало кто из писателей и публичных фигур Финляндии имеет такое разнообразие определений, как Пааволайнен. Он и «блестящий Аполлон», и «импресарио модернизма», и «идущий в авангарде», и «мрачный монологист», и «последний карелианист», и «европеец», и «Малапарте войны-продолжения», и даже «новый Алкивиад». 

Олави Пааволайнен родился в Кивеннапа в семье подушного переписчика. Его отец и некоторые из ближайших родственников были фенноманами, мать же происходила из остзейских немцев. Дом семьи в Виенола был выстроен в 1901 г., именно там собиралось основанное школьником Олави Пааволайненом «Общество художников Кивеннапа». Виенола была разрушена в самом начале Зимней войны. С детством в Кивеннапа были также связаны поездки в Петербург. 

Пааволайнен начал ходить в школу в Выборге, но когда его отец был избран в сейм, семья перебралась в Хельсинки. Там в 1921 г. в новой общей школе Хельсинки Олави и получил аттестат. Его школьными учителями были, в частности, Рольф Неванлинна и Мартти Рапола, в дальнейшем известные ученые. В университете Пааволайнен изучал эстетику, литературу и историю искусств, но учебу не закончил. Вместо этого у него завязалось масса знакомств в творческих кругах, и обнаружился особый интерес к городской культуре и ее проявлениям. 

Пааволайнен являлся центральной фигурой в молодежном модернистском течении так называемых «факельщиков» и в этой связи соприкоснулся с критикой, журналистикой и редакторской деятельностью. Его собственный писательский труд начался с поэзии. Напечатавшись в нескольких антологиях молодых поэтов под псевдонимом Олави Лаури, он под тем же псевдонимом совместно с Микой Валтари издал сборник «Магистрали» (1928). Его собственный сборник «Впереди» вышел в 1932 г. Первую заграничную поездку Пааволайнен предпринял в Париж, важный для «факельщиков» город. 

В период воинской службы Пааволайнен редактировал сборник училища офицеров запаса (1929). Его опыт солдатской жизни был совершенно иной, чем у Пентти Хаанпяя, написавшего про армию в произведении «Плац и казарма». Одним из примечательных эпизодов раннего периода творчества Пааволайнена стала его критическая оценка книги Хаанпяя. Эта критика отчасти повлияла на последующую писательскую деятельность Хаанпяя и его трудности с поиском издателя. Ирония судьбы заключалась в том, что Пааволайнен и сам стал жертвой книжной войны, что также сказалось на его последующей карьере. С другой стороны, для Пааволайнена более чем критика собственно книги Хаанпяя была важна предложенная последним картина финляндской действительности, своеобразная критика «босяцкой культуры». Пааволайнен считал, что достижения современной техники и культуры были бы невозможны без глубоко укоренившегося в людях представления о дисциплине. 

На протяжении 1920-х гг. Пааволайнен обращается ко многим проявлениям культурной жизни: кинематографу, итальянскому футуризму, власти машин, Эйфелевой башне, парижским паркам, новому типу женщины, Кики с Монпарнаса, джазовой музыке, культу обнаженного тела – всему тому «коктейлю современности», как он называл эти явления. Особенно важным в деятельности Пааволайнена было то, что он рано понял важность новых форм и каналов публикации. Среди них на первом месте были журналы, число и тираж которых резко вырос в 1920-е гг. Хотя Пааволайнен в своем памфлете «Генеральная уборка» (1932) посчитал, что уровень финских журналов ниже всякой критики, он, параллельно с работой над основными произведениями, и в дальнейшем сам много писал для журналов. И, что самое примечательное, в самые разные издания, начиная с «Хопеапейли» («Серебряное зеркало») и заканчивая «Суомалайнен Суоми» («Финская Финляндия»), а также в газеты. 

Результатом работы Пааволайнена на протяжении 1920-х гг. стал выход обширного сборника эссе «В поисках современности» (1929), в котором, как и в последующих его произведениях, воображение играло большую роль. К примеру, в данный сборник были включены 12 фотографий и рисунков Эйфелевой башни. Общее число иллюстраций в книге около 300. Образцом и источником материала для издания в первую очередь стал немецкий журнал «Дер Квершнитт», который читали также в странах Северной Европы. 

В 1930-е гг. Пааволайнен продолжил свою деятельность журналиста и эссеиста. Несколько лет он также работал редактором и руководителем рекламного отдела в Хельсинки и Турку. Одним из результатов этой его работы стали небольшая брошюра «Строим завтрашний день», в которой рассматривалась важность страхования жизни, а также один из знаменитых рекламных лозунгов, украшавших Рыночную площадь в Турку вплоть до 1980-х гг. В 1932 г. Пааволайнен опубликовал памфлет «Генеральная уборка», в котором он подверг критическому анализу состояние финской литературы. В журнале «Ааму», рекламировавшем себя как «культурный журнал для финской семьи», он писал обзоры танцевального и театрального искусства. Там же появилось его серьезное эссе об Аксели Галлен-Каллеле, одной из отправных точек которого стала поездка автора на озеро Паанаярви. Эссе предварило последующие произведения Пааволайнена о Карелии. Эти публикации могли бы составить обширный том, наряду со сборником «В поисках современности». 

В 1930-е гг. Пааволайнен много путешествует. При материальной поддержке издательства «Гуммерус» он совершил продолжительную поездку в Южную Америку. Результатом стала книга путевых заметок «Отъезд и заклинание», в котором получило особое развитие описание пейзажей, которые у Пааволайнена зачастую приобретают характер стихотворений в прозе. В 1936 г. Пааволайнен был приглашен в Германию в Дом поэтов Травемюнде. Эта поездка позволила ему вблизи наблюдать за Третьим рейхом, Пааволайнен даже побывал на партийном съезде в Нюрнберге. Итогом стала книга «В гостях в Третьем рейхе», положительно воспринятая ведущими критиками Финляндии того времени. Особенно благоприятной была рецензия Т. Вааскиви в журнале «Валвоя-Айка». 

Пааволайнен продолжил свои размышления на тему культуры и философии в произведении «Крест и свастика». Буквально накануне Второй мировой войны в 1939 г. Пааволайнену представилась возможность совершить продолжительную поездку в Советский Союз. На обратном пути он заехал в Стамбул, интересовавший «факельщиков», и в Грецию. На одной из известных фотографий он запечатлен в афинском Акрополе. Впечатления от этой поездки вылились в очерк «Европейская одиссея», ставший прологом к изданной после войны книге «Мрачный монолог», а также в некоторые другие произведения, изданные позднее в сборнике «Наш сосед Советский Союз». 

Отчасти в результате поездок, предпринятых в 1930-е гг., у Пааволайнена появились амбиции философа культуры или предначертателя линий исторического развития, как можно заключить из его плана создания трилогии «Черный бог». Еще в «Мрачном монологе» он походя спрашивает, начали ли сбываться его прогнозы из «Креста и свастики». Но, пожалуй, к счастью для него самого, он не стал новым Освальдом Шпенглером или Арнольдом Тойнби. 

Одной из отправных точек Пааволайнена была мысль о том, что в Финляндии не знают о происходящем в мире, будь то новые веяния в искусстве или новые мировоззренческие или политические тенденции. Поэтому Пааволайнена привлекало все значительное, впечатляющее, примечательное, эффектное. В его текстах фиксировалась визуально впечатляющая действительность, то, что видно непосредственно и что несет в себе театральность, как, например, описание Нюрнбергского партийного съезда в произведении «В гостях в Третьем рейхе». Речь шла о фиксировании непосредственного впечатления от явлений, увлекших наблюдателя. Правда, в этом случае озадаченный читатель мог спросить, каково же личное отношение автора к описываемому явлению. В этом смысле Пааволайнена могли считать одновременно и поклонником и критиком нацизма. 

Во время Зимней войны Пааволайнен служил в информационном агентстве «Финляндия», а после ранения был адъютантом престарелого генерала Мартина Ветцера, сопровождая его в поездках по военным госпиталям. По окончании Зимней войны Пааволайнен издал книгу «Карелия – страна воспоминаний», в основу которой легли фотографии, присланные простыми людьми. В книгу также вошли его собственные, очень колоритные статьи о Карелии. В 1942 г. этот сборник получил продолжение в виде произведения «Любимая бывшая Карелия». Обе эти книги были очень популярны, они сыграли свою роль в поддержании ностальгии по Карелии. Третья иллюстрированная книга, «Битва за Олонец», также основывавшаяся на фронтовых очерках, была подготовлена совместно с Мартти Хаавио, но она так и не была издана. 

Во время Войны-продолжения Пааволайнен служил военным корреспондентом в звании лейтенанта. В это время он написал несколько пейзажных очерков. Затем он был переведен в отдел информации Главной ставки в Миккели. В 1942 г. Пааволайнен редактировал антологию фронтовой поэзии «Откуда-то отсюда» и участвовал в редактировании некоторых других изданий. Служба при Ставке была для Пааволайнена весьма полезна. На тот момент в литературе Финляндии он был, пожалуй, одним из самых активных читателей как отечественных, так и иностранных изданий. Во время войны они стали для него важной отдушиной, поскольку уже в силу своих служебных обязанностей он имел возможность всесторонне следить за прессой. Его коллекция газетных и журнальных вырезок стала настоящей легендой. В литературном архиве Общества финской литературы находится большое количество принадлежавших Пааволайнену киноафиш, премьерных анонсов, театральных программок. Эти материалы свидетельствуют о том, насколько пристально Пааволайнен следил за событиями в мире искусства даже в военное время, не забывая и о самых увеселительных жанрах. Об этом также дает представление первое издание «Мрачного монолога», военного дневника Пааволайнена. 

Во время Войны-продолжения в 1943 г. Пааволайнен встретил свое 40-летие в кругу своих друзей из числа писателей и художников. Событие было названо «последним смотром факельщиков», хотя эти же люди были и на его 50-летнем юбилее. 
После войны Пааволайнен на основе своего собрания газетных вырезок и собственных заметок подготовил большое произведение в двух частях «Мрачный монолог», написанное в форме дневника. Эту книгу можно считать главным его произведением. Книга является яркой хроникой своего времени, вмещающейся между двух полюсов в виде пролога «Европейская одиссея» и эпилога «Летний день в Кеуруу». Произведение распадается, с одной стороны, на воспоминания военного корреспондента, с другой – на эпизоды из его жизни периода службы в отделе информации Главной ставки. Пааволайнен прибегает к широкому спектру стилей – от живописания карельских пейзажей и олонецких просторов до жесткой сатиры. Сатирическими являются, например, описание так называемого свирского церковного съезда и совещания по вопросам политики в области культуры в Хельсинки. Никто не избежал критики Пааволайнена. В особенности ее объектом стали церковные круги и В.А. Коскенниеми, а также немцы. 

«Мрачный монолог» был принят весьма положительно. Особо отмечали пейзажные зарисовки. Сокращенный вариант был издан по-шведски. Однако автора также упрекали за то, что «он умен задним числом». Произведение особенно критиковали некоторые «братья по оружию» Пааволайнена, например, Олави Сииппайнен, также служивший военным корреспондентом, или поэт и профессор В.А. Коскенниеми, писавший под псевдонимом Пентти Хилли. Через несколько лет профессор Рафаэл Коскимиес в последнем томе своего труда «Живая национальная литература» также вынес свой приговор. Отчасти подавленный критикой со стороны этих авторитетных фигур, Пааволайнен сблизился с левыми кругами, написав, к примеру, несколько статей для книги «Наш сосед Советский Союз». В 1946 г. он также редактировал книгу Катри Вала «Огненный столб». После этого Пааволайнен умолк как писатель и после 1946 г. практически ничего не издал. Однако он продолжал именовать себя писателем.

После войны деятельность Пааволайнена приобрела совершенно новый поворот. В 1947 г. он возглавил театральный отдел на радио и оставался на этой должности до самой смерти. Пааволайнена всегда интересовали драма и театр. На новой работе он внес особый вклад в развитие искусства радиопостановок, которые пользовались особой популярностью в 1950–60-е гг. Пааволайнен является редактором двух томов финских радиопостановок. Вместо уничтоженного войной дома в Виенола Пааволайнен приобрел домик в Кеуруу, где и проводил летнее время. Он путешествовал за границу, бывая, в частности, в санаториях, но путевых заметок более не писал. В 1960 г. он участвовал в открытии памятника Эдит Сёдергран в Терийоки. 

Последние годы жизни Пааволайнена были омрачены чрезмерным потреблением алкоголя. Своеобразной реабилитацией стало вручение ему премии Общества Эйно Лейно в 1960 г. Тогда же вышли его «Избранные произведения» в четырех томах. В «Мрачный монолог» автор внес столько изменений, что можно говорить о двух разных версиях произведения. Пааволайнен изъял упоминания об увеселительных и связанных с искусством мероприятиях военного времени, а также некоторые личностные оценки. В конце своей жизни он, видимо, задумывал написать произведение в мемуарном жанре, посвященное «факельщикам», однако работа не пошла дальше разрозненных заметок. 

Олави Пааволайнен уделял большое внимание своему публичному имиджу. Частью этого были фотографии, на которых видны все значимые детали вплоть до банта, сигареты в мундштуке, цепочки для часов, цветка в лацкане. Портрет Пааволайнена был написан еще в 1928 г., когда ему было всего 25 лет. На портрете работы Вяйнё Куннаса Пааволайнен изображен во фраке рядом с кактусом. Многие современники указывают на то, что Пааволайнен сохранил джентльменские манеры в одежде и поведении и в зрелом возрасте, несмотря на проблемы с алкоголем. 

Судьба Олави Пааволайнена была тесно связана с несколькими женщинами – писательницами и художницами. С Катри Вала он находился в тесной переписке. С Минной Краухер он был связан с 1925 по 1930 гг. Несколько позже он познакомился с художницей из Турку Лийсой Таннер. Особую значимость для него имела писательница Хельви Хямяляйнен, с которой у него была длительная связь, прервавшаяся во время войны. Хямяляйнен изобразила Пааволайнена в образе склонного к нарциссизму декадента Артура в своих романах «Благопристойная трагедия» и «Исчезнувший сад». Изданные впоследствии книга воспоминаний и дневники Хямяляйнен проливают дополнительный свет на их отношения. Сиркка Селья увековечила свою встречу с Пааволайненом в сборнике «Песни Тама» (1945). В 1945 г. Пааволайнен женился на журналистке Сиркке-Лийсе Виртамо, но в 1952 г. брак распался. В дальнейшем близким другом Пааволайнена была Хертта Куусинен, политик, депутат парламента от Демократического Союза Народа Финляндии (ДСНФ) и дочь Отто Вилле Куусинена. 

Из коллекции «Сто замечательных финнов. Калейдоскоп биографий». Издатель – Общество финской литературы. 

Комментарии (0)