Уно Сигнеус / Uno Cygnaeus 

(12.10.1810 Хямеенлинна — 2.01.1888 Хельсинки)

Финский деятель народного образования, пастор.

Взгляды Уно Сигнеуса, почерпнутые из зарубежной педагогической литературы, а также опыт, приобретенный за границей, решающим образом повлияли на форму и содержание финской народной школы и подготовки учителей. В последние годы своей жизни Сигнеус не был, однако, убежден, что идея народной школы в Финляндии была понята правильно.

Детство

Отец Уно Сигнеуса, казначей губернии Хяме, умер, когда Уно было восемь лет. Семья переехала из Хямеенлинны в собственную усадьбу Янаккала, где Сигнеус получил начальное образование в соседней усадьбе Рюттюля, принадлежавшей роду Гранфельтов. Сигнеуса и мальчиков из семьи Гранфельтов обучали домашние учителя, первый из которых, сын пастора из Похьала Абрахам Меллениус, возможно, своеобразно пробудил в Сигнеусе интерес к педагогике. Методы преподавателя Меллениуса были жестокими и неприятными. Самым легким наказанием, говорят, было то, что совершивший проступок залезал под стол, а другим детям приказывалось пинать его.

Университет

Позднее Сигнеус посещал тривиальную школу в Хямеенлинне и успел начать учебу в Турку в 1827 г. до пожара, случившегося в городе, и переезда университета в Хельсинки.

Сигнеус позже описывал свое время учебы как легкомысленный период в жизни: университет оказал на него неблагоприятное воздействие, и он забыл, что значит сочувствовать трудящимся и несчастным, к тому же он пренебрегал заботой о собственном здоровье. Будучи студентом, Сигнеус был жизнерадостным молодым человеком, которого хорошо принимали в обществе, и его буйную и нерегулярную учебу, несмотря на собственную оценку Сигнеуса впоследствии, нельзя было считать виной университета. Сначала он планировал для себя карьеру врача и во время эпидемии холеры 1831 г. в Хямеенлинне работал ассистентом доктора. От этой карьеры он отказался по финансовым причинам и учился на различных факультетах девять лет, давая частные уроки, чтобы прокормить себя. Сигнеус получил степень кандидата философии в 1836 г., сдав экзамены по основной специальности зоология и история.

В осенний семестр 1836 г. и весенний семестр 1837 г. он изучал теологию, после чего сдал богословский выпускной экзамен и был посвящен в пасторы. В роду Сигнеусов было два епископа, из которых старшего, Захариаса Сигнеуса (1733–1809), деда Уно, помнят за его попытки поднять культурный и нравственный уровень народа. Уно Сигнеус позднее был такого мнения, что по окончании университета он не подходил для пастора, потому что не чувствовал глубоко и ревностно необходимости в искуплении своих грехов. Теологический факультет университета Хельсинки в начале своего существования и обучения на нем он оценивал жестко. Он был уверен, что оттуда вышло всего несколько настоящих пасторов.

Первые шаги

Первой должностью Сигнеуса была работа помощником выборгского настоятеля церкви К.Г. Оттелина. Сигнеус считал, что у него не было призвания к этому, а также необходимых для этого богословских знаний после учебы, продолжавшейся всего два семестра.

Преподавание в конфирмационной школе он считал тяжелым, потому что его идеальное представление о народном просвещении и конфирмационной школе не отвечали действительности. Он предполагал, что молодые люди уже обладают знаниями и умениями, которые им не преподавались в школе. Поэтому весной 1838 г. из 160 человек школы Сигнеус признал подлежащими конфирмации только 38.

Посещение больных, входившее в обязанности пастора, Сигнеус также переносил
тяжело. В выборгский период он работал еще и учителем в школе для мальчиков Аренберга, а в 1838–1839 гг. – проповедником в губернской тюрьме.

Поездка на Аляску

В 1839 г. Сигнеус прибыл на службу в русско-американскую торговую компанию. Морской офицер, выходец и Финляндии А.А. Этолен был назначен губернатором областей Аляски, которыми владела компания. Треть членов колонии были лютеранами, поэтому по инициативе Этолена для финнов, шведов и немцев, работавших в компании, было решено привезти лютеранского пастора. Этолен выбрал для этой должности Сигнеуса, принявшего предложение на пятилетний срок.

В 1840–1845 гг. он работал первым пастором в небольшом лютеранском приходе колонии на Аляске, на острове Ситке, в Ново-Архангельске. О причинах согласия на эту работу ходил слух, настоящего подтверждения которому нет. Утверждалось, будто бы Сигнеус соблазнил какую-то девушку из Выборга, которая забеременела, и он бежал от позора.

Корабль «Николай I» отправился к берегам Аляски 10 августа 1839 г. с командой из двенадцати человек. Путешествие через Южную Америку на Ситку заняло девять месяцев. После четырех месяцев пути 11 декабря корабль прибыл в Рио-де-Жанейро, где Сигнеус увидел чуждое финнам зрелище – рабов в цепях. Обогнув мыс Горн, корабль прибыл в середине февраля в Валпараисо, Чили, где Сигнеус обвенчал одну немецкую пару. В Ситку прибыли 12 мая 1840 г. Сигнеус, как и прибывший вместе с ним Рейнхольд Фердинанд Сальберг, с которым Сигнеус за время долгого путешествия на корабле успел поссориться, собирал зоологическую коллекцию.

Сигнеус много ездил по колонии, чтобы встретиться с прихожанами, и, в частности, посетил Алеутские острова и Курилы. Говорят, что собранных тропических млекопитающих и птиц Сигнеус передал университету Хельсинки. Коллекцию насекомых он подарил графу К.Г. Маннергейму и семинарии в Ювяскюля.

Сигнеус чувствовал себя на Ситке неуютно и описывал свой первый год жизни там как самое тяжелое время. Однако служба в торговой компании означала значительное расширение перспектив. Жители колонии, местные индейцы, эскимосы и окружающая природа давала Сигнеусу новые темы для педагогических размышлений. Разнообразие жителей Аляски, «от живущих почти на уровне животных до личностей, которые обладают изысканной салонной культурой», произвело на Сигнеуса сильное впечатление. Сам он рассказывал, что работа пробудила в нем интерес к свободе, братству и равноправию. Он все же не стал социальным радикалом, а был реформистом, с идеалами которого не была связана критика религии. Религия стала основной составляющей его педагогической идеологии.

Время, проведенное на Ситке, заставило Сигнеуса задуматься, как свободу, равенство и братство можно воплотить через образование. Вверенный Сигнеусу приход насчитывал около ста человек. Миссионерство, распространение лютеранского учения и работа с другими лютеранами, не числившимися в колонии, были запрещены. Обращение коренного населения в христианство было разрешено только православной церкви. Сигнеус подружился с православным священником Иваном Вениаминовым и отдавал должное его деятельности как человека, прививавшего основы чтения и письма коренному населению.

Сигнеус построил на Аляске в Ново-Архангельске первую протестантскую церковь, которая была открыта 24 августа 1843 г.

Обычный день Сигнеуса в Ново-Архангельске начинался рано, около четырех часов утра, с подготовки проповеди, которая продолжалась до десяти часов. После этого он шел на прогулку и два часа до обеда посвящал частным урокам, которые продолжались до тринадцати часов. После обеда следовало два часа преподавания, в пять–шесть часов вечера он принимал прихожан, а вечера часто проходили за музыкой и хоровым пением. Воскресную службу он проводил поочередно на финском и на шведском языках, а когда в месяце выпадало пятое воскресенье, то и на немецком языке.

Помимо обычных обязанностей пастора, Сигнеус вел воскресную школу, руководил хором и проводил вечерние собрания, на которых он, в частности, обсуждал распущенную половую нравственность в колонии в присутствии скромных молодых женщин, что естественно вызывало осуждение. Как и у многих других членов колонии, у Сигнеуса был на Ситке мальчик, отданный ему на воспитание, о последующей жизни которого ничего не известно.

Он также участвовал в жизни местного общества, например, в танцевальных вечерах и катаниях на коньках. Увлечение Сигнеуса танцами, которое многие считали не подходящим для пастора, берет начало в юности. В усадьбе Гранфельтов Рюттюля в конце 1820-х гг. из-за закрытия университета после пожара в Турку была открыта «танцевальная школа». Преподавателем там работал репетитор по танцам из Туркуского университета. В этой школе Сигнеуса, а также молодых людей из семей Нурденсванов и Гранфельтов обучали как танцам, так и светским манерам.

Пересуды, связанные с увлечением молодыми девушками и женщинами, преследовали неженатого пастора на Аляске. Характерным примером этого является то, что Сигнеус вызвал сильнейший скандал, изготовив для молодой жены морского капитана Йохана Бартрама Маргареты смелый маскарадный костюм королевы амазонок с короткой юбкой и латами. 

Путешествуя к месту своей службы на остров Ситка и обратно, Сигнеус совершил кругосветное путешествие. Он вернулся в Россию в 1845 г. через Сибирь, часть пути проделав на лошади, часть плывя под парусом по реке Лена. Говорят, чем больше он удалялся от Ситки, тем более приятными были его воспоминания об Аляске. Работа была прибыльной, и Сигнеус смог сократить свой долг по учебе. Хотя иногда пистолеты, находившиеся в чемодане, были нелишними, поездка в целом прошла благополучно. Он даже сумел подзаработать, торгуя шкурками соболя.

Петербургский период

В 1846–1858 гг. Сигнеус работал в Петербурге пастором в шведском приходе Святой Катарины, а также директором церковной школы при финском приходе Святой Марии. В Петербурге Сигнеус познакомился с немецкими преподавателями, интересующимися педагогикой. Большую роль сыграло знакомство с Иозефом Паулсоном, который, также как и Сигнеус, был увлечен педагогической идеологией Ф.В.А. Фрёбеля.

В петербургский период Сигнеус познакомился с произведениями Генриха Песталоцци, Фрёбеля и Фридриха Дистервега. Сигнеус и Анна Шарлотта Аксианне Дидерихс, дочь банковского служащего из Хельсинки, заключили брак в 1854 г., в котором родилось четверо детей.

Хорошие отношения Сигнеуса с различными финскими университетскими деятелями опирались на знакомства юности и родственные связи. В петербургский период Сигнеус, вероятно, через работавших в ведомстве министра статс-секретаря Фабиана Лангеншельда и Рейнхольда Сигнеуса посодействовал тому, чтобы университетская карьера А.Ф. Гранфельта не закончилась в 1848 г. в связи с обвинениями в плагиате. Позже Гранфельт стал профессором догматики. Двоюродный брат Сигнеуса Фредрик Сигнеус был университетским деятелем и работал профессором эстетики и литературы. Большое собрание писем Уно Сигнеуса в Национальном архиве отображает его связь с преподавателями, а также его контакты с видными финскими деятелями того времени.

Проект народных школ

Одним из поручений, данных 24 марта 1856 г. Александром II сенату, была подготовка проекта развития школ в сельской местности. Сенат получил заключения по этому вопросу от духовных капитулов Турку, Порвоо и Куопио, в которых было высказано такое же мнение, что и в докладах школьного комитета 1851 г.: предлагался переход от народных школ к очагам просвещения в виде подготовительных классов для конфирмационных школ под руководством канторов. Эти материалы были напечатаны для получения комментариев.

Осенью 1857 г. Сигнеус передал в сенат собственный доклад. Свои идеи он еще раньше в том же году изложил в статье «Несколько слов о народной школе Финляндии» в газете «Выборг». По мнению Сигнеуса, народная школа должна была развивать детей как духовно, так и физически. Задачей школы было научить не только считать и читать, но и понимать прочитанное, думать и применять полученные знания. Помимо религиозного обучения, программа должна была содержать и общеобразовательные, направленные на практическую деятельность предметы. На взгляд Сигнеуса, тем самым народная школа могла бы стать самым мощным фактором, способствующим нравственному и экономическому развитию. Мысли Сигнеуса согласовывались с идеями Песталоцци, который говорил, что задачей народной школы было обучать народ помогать самому себе как в духовном плане, так и в материальном. Сигнеус говорил, что воспитание должно равномерно развивать духовные и физические способности человека.

«Отрывочные размышления» Сигнеуса составляли фундаментальную программу политики развития школы. В нее входили независимое школьное управление, семинарии для учителей с учебными заведениями для прохождения практики, проекты физического воспитания в школах и введения практических (прикладных) предметов. Особый акцент делался на необходимости подготовки женщин-учителей и на образовании девочек, потому что от женщины «в первую очередь зависит, насколько будущее поколение будет способно справляться со своими обязанностями». По мнению, Сигнеуса, девочек нужно было также учить уходу за детьми, заботе о духовном благополучии детей и общей гигиене.

В отличие от предложений духовных капитулов, взгляды Сигнеуса были связаны со многими считавшимися в то время важными темами. В университетских кругах уже раньше шли разговоры о развитии финской педагогики и педагогической подготовке учителей. Проект Сигнеуса дал конкретное содержание этой продолжавшейся уже десятилетия дискуссии, следствием которой стало решение о создании в 1852 г. первой в странах Северной Европы профессуры по педагогике.

Насущными были вопросы повышения уровня культуры среди народа, а также образование для девочек, начало которому было положено женскими объединениями еще в 1840-е гг. К тому же, феннофильское движение, литература, изображающая благородный финский народ и пиетизм, формировали общественное мнение в пользу повышения культуры народа. С развитием экономики аргумент об улучшении материального благосостояния при помощи просвещения народа, без сомнения, повлиял на то, что проект Сигнеуса был положительно воспринят. Например, Финляндское экономическое общество в своей резолюции по предложению духовного капитула как раз отмечало значение народных школ для развитии промышленности и экономики.

Отношения со Снельманом

Знаменитым Сигнеуса сделал Й.В. Снельман. В своей рецензии 1857 г. на учебник, предназначенный для развития понимания прочитанного «Жизнь в городе и деревне, в поле и в лесу» (1856), он отозвался о Сигнеусе, финансировавшем издание данной книги, весьма положительно. Снельман характеризовал его как педагога, который всей душой и сердцем отдавался своему делу. Однако Снельман предсказывал Сигнеусу мрачное будущее. По мнению Снельмана, «опыт всех времен» доказывает, что у подобных ему педагогов, отдавшихся своему призванию, дела шли плохо.

В том же номере «Литтературблад» Снельман критиковал школьный проект духовных капитулов. Снельман своей статьей не только сделал известным Сигнеуса, но, говорят, что он порекомендовал генерал-губернатору Ф.В.Р. Бергу Сигнеуса в качестве директора управления народных школ. Помощь Снельмана, возглавившего в 1856 г. вновь созданную кафедру философии, на ранних этапах имела большое значение для Сигнеуса и отчасти сделала возможной последующую разработку школьного проекта.

Поездки за границу

Сигнеуса с полным правом называют отцом финской народной школы, но на осуществление идеи народной школы оказали влияние многие люди. Начальник духовной экспедиции, сенатор Х.В. Фуруельм и секретарь-референт Г.М. Венерберг поддерживали план Сигнеуса и продвигали его. Этому способствовали не только признанная компетентность Сигнеуса и содержание его доклада, но и дружба с ведущими чиновниками из духовной экспедиции.

Сигнеусу было дано поручение изучить постановку школьного дела как на родине, так и за границей. Он совершил поездку по Финляндии в 1858 г. и пришел к выводу, что хотя грамотность была повсеместной, понимали прочитанное немногие. Помимо этого, духовному и физическому развитию детей уделялось очень мало внимания.

В 1858–1859 гг. Сигнеус по поручению сената и на средства государственной стипендии совершил масштабную научную поездку в Швецию, Данию, Германию, Австрию, Швейцарию и Голландию. Путевой дневник, в котором Сигнеус рассказывает о личной встрече в Берлине с Дистервегом, был опубликован в 1860 г. в снельмановском «Литтературблад», а в 1910 г. в книге «Статьи Уно Сигнеуса о создании и организации народной школы в Финляндии».

Во время научной поездки Сигнеус заинтересовался детскими садами, организованными в соответствии с педагогической концепцией Фрёбеля, и в своем отчете о поездке дал им особую оценку, высказывая пожелание, чтобы произошли улучшения в раннем воспитании детей и в Финляндии. Сигнеуса привлекало обучение детей выражать себя и развивать свои таланты через игру. 

Отличие во взглядах на раннее воспитание детей, в конце концов, привело к ссоре со Снельманом. В апреле 1860 г. Снельман напечатал в «Литтературблад» хвалебную рецензию на отчет о поездке Сигнеуса и его размышлениях о школе. Статья «Обновление общества с помощью детских садов», опубликованная в ноябрьском номере, по тону была уже другой. В ней он критиковал взгляды Фрёбеля на раннее воспитание детей, которое основывалось на потребностях и склонностях детей, а также деятелей, которые поддерживали идеи Фрёбеля. Основной причиной критики было гегельянское представление Снельмана о человеке и задачах семьи. Взгляды Снельмана принципиально отличались от позиции Фрёбеля и его сторонников. Сигнеус, вероятно, никогда не смог забыть и простить критику Снельмана. Снельман, например, лично сказал ему, что из школьного проекта ничего хорошего не выйдет, кроме как достойно оплачиваемой должности для самого Сигнеуса. С другой стороны, в идеях самого Сигнеуса позднее на первый план в школьном обучении выходила религия, с чем Снельману сложно было согласиться. По мнению Сигнеуса, конечной целью воспитания было усиление власти Бога. Позже, с увеличением числа школ и посещающих их детей Снельман, очевидно, раскаялся в своих критических замечаниях и согласился, что в некоторых оценках был неправ.

Воплощение идеи народного образования

В 1861 г. Сигнеус был назначен главным инспектором народных школ, был опубликован его школьный проект и создан комитет для контроля над ходом реформы. В комитет входил З.Й. Клеве, а не Снельман. Председатель комитета сенатор С. Грипенберг был родственником жены Сигнеуса.

По сравнению со старой школьной системой проект Сигнеуса был революционным. В нем говорилось, что народная школа должна быть государственной и давать детям всех общественных классов общее начальное образование. В школьную программу должны были входить как физическая культура, так и ручной труд, подготовка к практической деятельности, и в качестве задачи школы выдвигалось воспитание трудоспособности и предприимчивости граждан.

Идеи Сигнеуса в Финляндии опережали время и вызывали много критики. Например, комитет по подготовке школьной реформы не поддерживал мысли о государственной школе, включении в программу обучения ручному труду и физкультуры, а также необходимости обучения девочек. Различия в идейных и философских взглядах отразились, в свою очередь, в критике, высказанной Снельманом.

Постановление о народной школе, «Высочайшее постановление Его Императорского Величества об организации работы народных школ в Великом княжестве Финляндском», последовало 11 мая 1866 г. В его основу был положен проект школьного комитета, но при этом в него были включены предложения Сигнеуса, касавшиеся физкультуры и прикладных предметов.

Как известно, идеи Сигнеуса о равноправии всех общественных классов в начальной школе осуществлялись медленно. На первом этапе многие сельские общины не хотели нести расходы на создание школ, обязательным школьное обучение не было, и идея о необходимости посещения детьми школ распространялась в сельской местности и среди различных групп населения очень медленно.

Учительская семинария как для женщин, так и для мужчин начала свою работу в Ювяскюля в 1863 г., и Сигнеус стал ее ректором. Сигнеуса характеризовали как серьезного и жесткого, с другой стороны, как эмоционального человека, который легко обижался и которому сложно было в своих оценках сохранять деловой тон. Он не терпел мнения, отличные от его собственных, и поэтому часто ссорился со своими коллегами-преподавателями. С другой стороны, он был человеком, воодушевленным своими идеями, и в своих речах по случаю выпусков уверял, что любит своих учеников нежно и сердечно. По мнению Сигнеуса, работа учителя была его призванием, а не профессией, и она предполагала любовь к народу и патриотической деятельности, народному просвещению.

По словам Сигнеуса, с помощью всеобщего основного образования создается единая родина. «Народная школа – институт, в котором детям из народа дают убогие, скудные знания и навыки, чтобы превратить их в обученные орудия труда на услужении аристократов». Этот взгляд на народную школу был, по мнению Сигнеуса, несостоятельным. Его распространители совершенно не понимали общественной пользы того, что дети различных общественных классов, как знати, состоятельных, так и торпарей, ходят в одну школу. Совместное посещение школы в возрасте, когда дети готовы к восприятию, создавало, по мнению Сигнеуса, основу для обоюдного уважения людей различных сословий, рождало дружеские отношения, стирая границы между сословиями, и, как он добавлял, сокращало пропасть между частью народа, считающей себя высшей, и слоем, называемым низшим. Совместное основное обучение, по мнению Сигнеуса, создавало фундамент стабильности, безопасности.

Сигнеус руководил учительской семинарией до 1869 г., когда он полностью перешел на должность главного инспектора народных школ. Говорят, он оценивал учителей по своей интуиции, а не по их заслугам. У него, с точки зрения учителей, была неприятная манера совершать проверку школы, не объявляя заранее о своем приезде. В 1869 г. Сигнеус стал также членом только что созданного школьного управления. Сигнеус работал до самой своей смерти на посту главного инспектора.

Как человек, Уно Сигнеус был противоречивым. Известное сочувствие к обездоленным, любовь и набожность соединялись в нем с патриархальностью, нетерпением по отношению к критике, а также с сильным чувством собственного достоинства. Категоричность Сигнеуса была связана с его чувством своего призвания. Он считал работу по развитию народной школы делом своей жизни. Подобно некоторым другим влиятельным личностям 19 в., Сигнеус был феннофилом, но говорил на шведском языке.

Сигнеус считал это случайностью, отмечая, что четыре поколения назад его род был финноязычным. Уно Сигнеус получал знаки признания уже при жизни, например, степень почетного доктора Упсальского университета (1877). Последующие поколения воздали ему должное, запечатлев имя отца финской народной школы в названиях улиц, площадей и скверов в Хельсинки, Хямеенлинне и Ювяскюля. Кроме того, ему установлены памятники в Янаккала, Ювяскюля и Хямеенлинне.
– ТАРЬЯ-ЛИЙСА ЛУУККАНЕН 

Из коллекции «Сто замечательных финнов. Калейдоскоп биографий». Издатель – Общество финской литературы. 

Комментарии (0)