Даниэль Юслениус / Daniel Juslenius

(10 июня 1676, Миетойнен, приход Мюнямяки, ныне Финляндия — 17 июля 1752, Брунсбо, Швеция)

Финский латиноязычный писатель, учёный-историк и лингвист, яркий представитель феннофильского течения. Доктор теологии, епископ, член шведского риксдага.

Даниэль Юслениус является центральной фигурой в ряду феннофилов, исследователей финской культуры, людей, внесших вклад в пробуждение национального самосознания 18 в. Юслениус прославлял Финляндию и ее древние традиции уже в своей диссертации «Старый и новый Турку» («Aboa vetus et nova»). Его основным трудом стал финско-латинско-шведский словарь.

В истории Финляндии Даниэль Юслениус занял прочное место, прежде всего как феннофил и будитель национального самосознания. Однако его многогранная деятельность этим не ограничивалась. Его диссертация «Старый и новый Турку» считается одним из краеугольных камней истории литературы Финляндии. Составленный Юслениусом словарь финского языка был первым в своем роде, он долгое время использовался. Своей деятельностью и своими работами Юслениус заставил финнов обратить большее внимание на свой язык и историю своей страны. Исследовательская традиция, берущая свое начало от него, ведет к отцу истории Финляндии Хенрику Габриэлю Портану и далее к подъему национальной науки.

Даниэль Хенрикинпойка родом из западной Финляндии. С 1665 г. он служил капелланом церкви Миетойнен в приходе Мюнямяки, а с 1680 г. – настоятелем главной церкви прихода. Он взял себе латинскую фамилию Юслениус – по названию имения Юусела. Из его пятерых детей старший Хенрик учился в Упсале, в 1693 г. он стал бургомистром города Уусикаупунки (Ништадт), а в 1697 г. – окружным судьей Пяхкинялинна (Нотеборг, Ореховец). Сын Абрахам служил полевым пастором в драгунском полку Туркуского лена, позже он стал настоятелем церкви в Сомеро, а затем в Лохья. Габриэль Юслениус в 1702 г. был назначен на должность профессора логики и метафизики Туркуской Академии (Або Академия), а в 1720 г. там же стал профессором теологии. Его дочь Кристина вышла замуж за настоятеля церкви в Виитасаари Зигфрида Портана, сыном которых стал Хенрик Габриэль Портан.

Даниэль Даниэлинпойка, младший ребенок Даниэля Хенрикинпойки Юслениуса и Барбары Гёёс, родился в местечке Миетойнен в 1676 г. Оставшийся без матери в возрасте трех лет мальчик получил образование сначала от отца, а затем от братьев Абрахама и Габриэля.

Проучившись четыре года в школе при Туркуском кафедральном соборе, Даниэль закончил ее с хорошими знаниями в возрасте 15 лет и в марте 1691 г. поступил в Туркускую Академию. Но уже через месяц умер отец, и семья оказалась в сложном материальном положении. Юному Юслениусу пришлось стать домашним учителем, чтобы обеспечивать себя и продолжить учиться. Конечно, это затягивало учебу, но была и польза. Молодой человек завязал знакомства со многими известными лицами своего времени, и эти знакомства впоследствии оказались полезны. Вернувшись в Финляндию из города Каприо (Копорье) в Ингерманландии, где он проработал год домашним учителем, Юслениус в голодное время 1696–1697 гг. зарабатывал на жизнь моряком на торговом судне своего старшего брата Хенрика, ходившем между Уусикаупунки и Ригой. В 1697 г. он, наконец, смог продолжить учебу в Академии.

Первым достижением Даниэля Юслениуса на научном поприще стала вышедшая 12 мая 1700 г. и мгновенно получившая блестящие отзывы пространная «пробная» диссертация «Aboa vetus et nova» («Старый и новый Турку»), которая была написана на латыни. Научным руководителем был профессор Юхан Мунстер, однако, он не имел никакого отношения к появлению труда. В начале диссертации автор благодарит своих братьев, которые отвечают ему пожеланиями счастья, прикрепленными к первым страницам: Хенрик по-шведски, Абрахам на латыни, Габриэль по-немецки. Кроме того, в исследовании есть поздравления от коллег по учебе на финском, французском, греческом языках и на иврите. Репутация Юслениуса как отца феннофильства во многом основывается на этой работе, главной задачей которой было, в соответствии с тогдашней академической традицией, продемонстрировать умение владеть латинской риторикой, прославляя историю родного края, его зажиточность и красоты природы. Хотя исследование имело характер локальной истории, оно выросло до восхваления всех финнов и их родины, при этом делалась попытка доказать, что Финляндия является старейшим очагом мировой цивилизации. Образцами для Юслениуса послужили, в частности, историко-географическое описание Финляндии Михаэля Вексониуса (1650), а также книга шведа Улофа Рудбека «Атлантика», привлекшая к себе большое внимание.

В 1701 г. Юслениус выступил в качестве оппонента на защите диссертации профессора теологии Давида Лунда, рассматривавшей вопросы христианского спасения. Съездив в Швецию, в 1702 г. он вернулся в Турку, где вице-канцлер Академии епископ Йоханнес Гецелиус младший устроил для него место вице-секретаря консистории. Юслениус был взят в семью Гецелиуса домашним учителем, а затем стал помощником Гецелиуса по подготовке комментариев к Библии. Епископ был во многих отношениях надежной опорой Юслениусу: они оба были ярыми феннофилами, вдохновленными мыслями о национальном духе и стремлением поднять финский язык на один уровень с остальными языками.

Юслениус стал магистром в 1703 г., защитив диссертацию «Vindiciae Fennorum» («Апология финнов»), написанную под руководством брата Габриэля. Работа была написана в несколько более реалистическом духе, нежели изданное ранее описание Турку, и Даниэль получил высшую оценку, став «примус-магистром».

Преподавательская карьера Юслениуса в Академии началась в 1705 г., когда он был назначен ассистентом на философский факультет. В том же году увидела свет первая диссертация, написанная под его руководством. Тема была из области теологии и отстаивала представление о том, что Искупитель является посредником между Богом и человеком. Через два года Юслениус был назначен секретарем Академии, а в 1712 г. стал профессором святых языков, то есть иврита и греческого. В своей речи по случаю вступления в должность новый профессор попытался проследить связь между ивритом, греческим и финским языками. Юслениус утверждал, что около 500 финских слов происходят из иврита и что между финским и греческим языками существуют значительные лексические параллели. За время своего пребывания в должности, продлившегося до 1727 г. и прерывавшегося так называемым «великим лихолетьем» (годы Северной войны), Юслениус был руководителем в общей сложности десяти диссертаций, написанных на латыни.

Годы «великого лихолетья» Юслениус с семьей провел в основном в Швеции (1713–1722). В это время он занимал должность лектора риторики и поэзии в лицее Вестероса. Вначале он прочитал лекцию на латыни «De miseriis Fennorum», в которой он описывал переживаемые Финляндией страдания. Он утверждал, что в нищете финнов во многом повинны шведы: их обращение с соседями было во многих отношениях крайне недружелюбным. В 1719 г. он был избран ректором Вестеросского лицея. В Швеции Юслениус все более увлекался теологией, и в 1720 г. он стал пастором Вестероса.

Вестеросский этап в жизни Юслениуса закончился с Ништадтским миром, и уже в 1722 г. он вернулся к своим обязанностям в Туркуской Академии. Надо признать, что к этому времени он уже несколько более трезво смотрел на свой патриотизм. Однако его феннофильские бойцовские качества оказались востребованы в еще большей степени, поскольку языковая политика внутри Академии неожиданно поменяла ориентиры, став агрессивной по отношению к финскому языку.

После смерти Йоханнеса Гецелиуса в 1718 г. Туркуским епископом и одновременно вице-канцлером Академии стал Герман Витте, совершенно не говоривший по-фински, правда, знавший эстонский. Он отрицательно относился к назначению на должности в Академии финнов по происхождению. Ясно, что Юслениусу пришлось непросто в его отношениях с епископом. Под давлением Витте третьим профессором теологического факультета был избран швед Нильс Нурбю, хотя консистория в качестве первой кандидатуры выставила Юслениуса. Отрицательное отношение духовного капитула ударило и по благосостоянию Юслениуса: переместившись с поста настоятеля церкви в Лието на пост настоятеля финского прихода Турку, ему пришлось отказаться от прихода Нумми, который ранее входил в этот приход, однако теперь его было решено присоединить к шведскому приходу.

В конце концов, Витте вынужден был уступить, и в 1727 г. Юслениус был назначен третьим профессором теологии Туркуской Академии, а в следующем году он был повышен еще на один ранг. Семь лет своего пребывания в должности не принесли каких-либо существенных научных результатов, хотя в 1732 г. в Упсальском университете ему была присуждена степень доктора теологии за научные достижения. Помимо университетских забот профессор, а в 1729 г. ректор Академии много времени тратил на политическую деятельность: с 1731 г. он избирался в риксдаг. Феннофильская политика Юслениуса привела к заметному результату: в 1734 г. при коллегии канцелярии была учреждена постоянная должность переводчика на финский язык.

В рамках церковной деятельности интерес Юслениуса был направлен, прежде всего, на защиту чистоты учения и развитие народного образования. Он получил отличную возможность для продвижения в этой области, поскольку в 1733 г. на выборах епископа он был выдвинут кандидатом одновременно в епархиях Турку и Порвоо. Юслениус выбрал Порвоо, казавшийся ему менее претенциозным. На своем пасторском поприще он проявил старание и усердие, посещая с проверками даже самые дальние уголки своей епархии. Епископ не гнушался использовать меры принуждения в деле обращения православного населения Карелии в лютеранство.

Когда в 1741 г. между Финляндией и Россией вспыхнула новая война, Юслениус следующим летом бежал с семьей в Швецию и уже больше оттуда не возвращался. В Швеции он продолжил свою политическую карьеру, начатую более десятилетия назад, и участвовал в риксдаге 1742 г., поддерживая, подобно многим другим финским депутатам, антивоенную политику партии «колпаков». Он был избран представителем от духовенства в комитет, расследовавший действия главнокомандующих Левенгаупта и Будденброка в войне против России. По церковной линии в Швеции для Юслениуса также открылись новые возможности: в 1744 г. он был назначен епископом Скара. Епископ был уже 68-летним стариком, но сил и здоровья еще хватало на литературную деятельность. В это время вышла его самая значительная научная работа, почти шестисотстраничный финско-латинско-шведский словарь под названием «Опыт финской словесности». Исследование, изданное в 1745 г. в Стокгольме, стало результатом упорной собирательской работы. В него вошло 16 тысяч финских слов, и он стал первым настоящим словарем финского языка. В том же году вышла последняя работа Юслениуса, перевод на финский катехизиса шведа Улофа Свебилиуса, который активно использовался в Финляндии вплоть до конца 19 в.

В 1751 г. Юслениус участвовал в работе риксдага и 26 ноября 1751 г. присутствовал на коронации Адольфа Фредрика. Однако вскоре силы начали оставлять его, и следующим летом он умер в Брунсбо, неподалеку от Скара.

Даниэль Юслениус заслуживает признания за свою смелую и многогранную деятельность, направленную на подъем национального самосознания финнов и продвижение национальной науки Финляндии. Величайшим феннофилом, правда, называют Хенрика Габриэля Портана, но, как отметил исследователь Юлиус Крон, «без Юслениуса не было бы и Портана». Связь между этими великими людьми в наше время олицетворяется в конкретном виде: здание гуманитарного факультета Туркуского университета названо «Юсления», в Хельсинкском университете соответствующий корпус называется «Портания».

Рейо Питкяранта. Из коллекции "Сто замечательных финнов. Калейдоскоп биографий". Издатель – Общество финской литературы.

Комментарии (0)